«Мусорная» эпопея

11 Октября

«Мусорная» эпопея

Возможно, это начало конца. Невзрачная компания из Первопрестольной «Олерон+» недавно получила статус регионального оператора по обращению с ТБО: она будет контролировать все мусорные потоки у нас в крае в течение десяти лет. Окажется ли её деятельность в этом направлении эффективной или всё пойдёт под откос? «Экстра» разбиралась, что собой представляет эта компания, кто стоит у её руля и какие эти люди преследуют интересы.

Кризис отрасли

Проблема обращения с твёрдыми бытовыми отходами в Забайкалье является одной из ключевых. Из-за отсутствия необходимого количества специально оборудованных полигонов ТБО (в крае их действует всего два – в Могочинском и Краснокаменском районах – авт.), где бы мусор хранился, обезвреживался и утилизировался, несанкционированные свалки растут как на дрожжах, оказывая негативное влияние на экологическую обстановку в регионе. Конечно, подобное – это удел не только нашего края, но и многих других субъектов РФ.

Чтобы переломить сложившуюся ситуацию, федеральные власти в 2016 году утвердили проект, согласно которому каждый регион должен разработать территориальную схему обращения с отходами и определить одного или нескольких региональных операторов, отвечающих за всю цепочку их сбора и утилизации. По мнению столичных парламентариев, внедрение такой системы позволит создать легальную и эффективную инфраструктуру по обращению с отходами, повысить инвестиционную привлекательность данной отрасли и улучшить экологические показатели в целом по стране. Более того, важной особенностью этого нововведения стало то, что вышеупомянутый оператор выбирается путём проведения открытого аукциона из числа как муниципальных унитарных предприятий, так и частных компаний.

В том же году забайкальские власти оперативно сформировали территориальную схему обращения с отходами. Она была разработана с учётом прогноза на срок до 10 лет и предусматривала строительство 7 полигонов ТБО, 35 мусоросортировочных станций и 8 предприятий для сортировки мусора в разных уголках края. Причём чиновники тогда заявили, что деньги на возведение этих объектов они планируют в скором времени получить за счёт инвестиционных вливаний. Но пока федерация держалась в стороне от «мусорных» проблем и не предпринимала никаких мер к их устранению, у нас в Забайкалье на этом поприще царил настоящий хаос: власть имущие неоднократно игнорировали решения судов и требования надзорных органов о создании дополнительных полигонов для хранения отходов. Например, в 2014 году правительство Забайкальского края утвердило программу на 2014-2020 годы «Охрана окружающей среды». В нее, в том числе, были заложены мероприятия по финансированию и строительству в 2014-2015 годах пяти полигонов ТБО в Хилокском, Каларском, Забайкальском, Нерчинском и Петровск-Забайкальском районах. В связи с тем, что программа в обозначенный срок не была исполнена, природоохранная прокуратура региона обратилась с заявлением в суд о бездействии властей. Служители Фемиды его поддержали и попытались повлиять на чиновников, но всё тщетно.

Когда же Москва вступила в игру, наши политики понемногу зашевелились. Они разработали схему, о которой говорилось выше, и даже подыскали инвестора, взявшего на себя обязательства создать один из полигонов, предусмотренных ей – объект планировалось разместить в пади Глубокой под посёлком Атамановка. Однако из этой затеи ничего хорошего не вышло. Здесь дала о себе знать плохо поставленная организационная работа. Дело в том, что жители данного населённого пункта выступили против такого соседства. В результате объект, на который бы свозились отходы из Читы и трёх ближайших районов, пришлось перенести. Радует то, что процесс на этом не застопорился: в настоящее время специалисты определяют другое подходящее под эти цели место. Параллельно с этим чиновники стали искать регионального оператора, которому было бы под силу тщательно контролировать движение мусорных потоков на территории Забайкалья. 26 декабря 2017-го министерство природных ресурсов региона объявило о старте конкурсного отбора среди желающих побороться за столь вакантное место.

«Мутные» преобразования

В этой процедуре приняли участие лишь две компании – читинская «Забайкалспецтранс» с уставным капиталом свыше 38 миллионов рублей и московская «Олерон+» с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Первая являлась государственной, а вторая-частной. Как ни странно, но победителем оказалась компания из Первопрестольной, так как она по итогам конкурса предоставила банковскую гарантию на 120 миллионов рублей, чего не смогли сделать наши земляки. Поясним, что банк, который выдал данную гарантию, обязуется выплатить определённую часть денежных средств заказчику в случае, если исполнитель провалит госконтракт. После чего банк вправе требовать с компании-аутсайдера возмещения своих издержек. Отметим, что «Олерон+», по сути, это микропредприятие, которое в основном занимается выполнением мелких заказов от госорганизаций, связанных со сбором и обработкой сточных вод, вывозом мусора, обработкой отходов и так далее. По данным веб-сервиса для быстрой проверки контрагентов «Контур.Фокус», чистая выручка компании за последний отчётный год составила 11 миллионов рублей, а чистая прибыль всего 290 тысяч рублей, банковских же гарантий, за исключением последней, ей за все годы работы было выдано лишь на четыре миллиона рублей. Как «Олерон+» получило такую серьёзную поддержку со стороны банка сейчас не совсем понятно. Возможным тому объяснением может быть то, что у компании нет убытков, в то время, как у «Забайкалспецтранса» они исчисляются десятками миллионов рублей.

Минприроды Забайкалья подписало соглашение с москвичами в конце марта 2018-го – срок его действия 10 лет. Приуменьшит ли работа регионального оператора мусорное бедствие у нас в крае при учёте того, что для этого ему будут предоставлены необходимые условия в виде новых полигонов ТБО, сказать сложно. Ресурсы «Олерон+» как человеческие, так и финансовые, крайне ограниченны. Плюс ко всему у компании попросту отсутствует опыт ведения таких масштабных дел. Только представьте, валовая выручка регоператора за период действия соглашения, по прогнозам аналитиков, окажется приличной: её счёт будет идти на миллиарды рублей. В общем, выполнять небольшие госконтракты по сбору и обработке сточных вод – одно, а вот управлять целой инфраструктурой совсем другое.

Также множество сомнений в благонадёжности «Олерон+» вызывает и то, через какие «мутные» преобразования довелось пройти этой компании перед тем, как взобраться на вершину Олимпа. Так, в феврале этого года – за несколько дней перед подведением итогов конкурса – учредителями «Олерон+» неожиданно стали московское ООО «УК Мехуборка» с уставным капиталом 100 тысяч рублей, читинское ООО «Служба Сервиса» с уставным капиталом 10 тысяч рублей и забайкальский бизнесмен Геннадий Якушевский, которому принадлежит «Служба Сервиса». Якушевский известен как бывший совладелец «Забайкальской угольной компании», сейчас он преимущественно занимается сбором отходов и дорожным строительством. Одна из его компаний – «ЗабДорСтрой», регулярно получает господряды на ремонт и строительство трасс в Забайкалье – прибыль от выполнения данных работ в прошлом году составила 98 миллионов рублей. В связи с этим назвать вышеупомянутую компанию московской в чистом виде нельзя.

На фоне этих удивительных событий создаётся впечатление, что неказистая «Олерон+» является площадкой для удовлетворения интересов большого круга лиц. Говорить же о том, что компания, которая получила статус регионального оператора, в будущем добросовестно выполнит госконтракт, можно, повторимся, только с натяжкой. И ещё один примечательный момент: генеральным директором ООО «Служба Сервиса» (за последний отчётный год у неё была нулевая выручка – авт.) до недавнего времени значился Андрей Кем, который по совместительству руководит местной компанией «Регион-строй», принадлежащей бизнесмену Егору Пономаренко. Последний, к слову, приходится родным братом директору ОАО «Забайкалспецтранс» – это предприятие, напомним, потерпело поражение в борьбе за право стать регоператором. Между их компаниями в своё время было плотное взаимодействие. Что же касается Кема, то он по неизвестным причинам, спустя несколько дней после подведения итогов конкурсного отбора, покинул свой пост в «Службе сервиса». По странному стечению обстоятельств, практически в этот же период полномочия сложил с себя и руководитель «Забайкалспецтранса», причины также непонятны. По неподтверждённой информации, вся эта ситуация свидетельствует о том, что братья Пономаренко окончательно вышли из игры по настоянию своих конкурентов и не стали претендовать на «долю» в госконтракте с регоператором.

Статья опубликована на сайте газеты "Экстра"